История документирования петроглифов Дальнего Востока

Ранний этап, 1888–1935 гг.

Первая попытка документирования петроглифов Сикачи-Аляна была сделана, по-видимому, штабс-капитаном П. И. Ветлицыным в 1888 или 1889 г. Однако «фотографирование рисунков по случаю большой стужи не удалось, а пришлось их набросать карандашом». Зарисовки эти были впоследствии утрачены.

В 1894 г. штаб-офицер для поручений при командующем войсками Южно-Уссурийского отдела Приамурского военного округа подполковник В. А. Альфтан, обследовавший долину реки Уссури, зарисовал часть петроглифов местонахождений Шереметьево 1, 2 и 3 и выполнил глазомерную съемку городища, находящегося рядом с Шереметьево 3.

Зарисовки петроглифов Шереметьево
В. А. Альфтан, 1894 г. 

Весной 1899 г. попытку документирования петроглифов Сикачи-Аляна 2 предпринял американский востоковед Бертольд Лауфер, участник Джесуповской Северо-Тихоокеанской экспедиции Американского музея естественной истории. Согласно его сообщению, «…к сожалению, большинство [петроглифов] столь стерты, что кажется невозможным получить удовлетворительные фотографии, по этой причине прорисовка петроглифов выполнялась на бумаге, помещенной на валуны». Не получив хороших прорисовок, Лауфер, по сведениям Н. Г. Харламова «…хотел спилить рисунки для отправки в Америку, но, к счастью, у него не нашлось для этого подходящих инструментов». В октябре 1899 г. семь прорисовок Лауфера были опубликованы в журнале American Anthropologist.

Зарисовки петроглифов Сикачи-Аляна
Б. Лауфер, 1899 г. 

В начале июня 1910 г. попытку фотосъемки петроглифов Сикачи-Аляна предпринял этнограф Л. Я. Штернберг, однако «исключительных размеров наводнение сделало доступ к скалам совершенно невозможным, а огромные валуны, на которых имеется большинство изображений, все были глубоко под водой».

Первые фотографии петроглифов Сикачи-Аляна 2 удалось сделать лишь через 30 лет после попыток П. И. Ветлицына. В 1919 г. японский историк, этнограф и археолог Тории Рюдзо сфотографировал камни с изображениями «северного оленя» и «тигра». Для лучшей читаемости изображения Тории подкрашивал углубленные линии мелом.

В 1930 г. наскальные рисунки Сикачи-Аляна документировал археолог Н. Г. Харламов, который не только сфотографировал петроглифы, но и выполнил их эстампажи. Материалы Харламова были сданы в Хабаровский краеведческий музей и в дальнейшем, по-видимому, были утрачены.

В 1935 г. петроглифы местонахождений Сикачи-Алян 1, Сикачи-Алян 2, Сикачи-Алян 3 и Май документировались участниками экспедиции А. П. Окладникова. Помимо фотографирования ими было выполнено не менее 25 эстампажей, которые в настоящее время хранятся фондах МАЭ РАН. Эстампажи делались из подручных материалов (газеты, картон, оберточная бумага). В целом они отличаются невысоким качеством, однако ценны, так как оригинальные петроглифы не всегда могут быть найдены на местности. Облик  утраченных петроглифов с достаточно высокой степенью достоверности может быть восстановлен по эстампажу методом трехмерного моделирования.

Эстампаж, выполненный Нижне-Амурской экспедицией 1935 г. – и трехмерная модель этого эстампажа. 

Работы Дальневосточной археологической экспедиции, 1953–1971 гг.

Исследование петроглифов Приамурья было возобновлено после создания в 1953 г. Дальневосточной археологической экспедицией ИИМК (позже ИА РАН, а затем СОАН) под руководством А. П. Окладникова. Первые работы в 1953-1954 гг. носили рекогносцировочный характер, широкомасштабное документирование началось в 1958 г., одновременно на амурских и уссурийских местонахождения. Работы по документированию петроглифов выполнялись в основном в 1958 г. (Сикачи-Алян, Шереметьево) и 1963 г. (Сикачи-Алян), при этом применялась фотосъемка, «калькирование» и зарисовка наскальных изображений. При фотографировании применялась подкраска изображений мелом, однако, в отличие от фотосъемки Тории Рюдзо, подкрашивались не углубления, а выступающие части барельефного изображения или перегибы, ограничивающие выбивку на скальной поверхности.

На основе собранных данных в 1966-67 гг. А. П. Окладниковым была написана первая научно-популярная публикация о наскальном искусстве Приамурья «Лики древнего Амура: Петроглифы Сакачи-Аляна». По-видимому А. П. Окладниковым планировалась более масштабная работа, однако при подготовке публикации выяснилось, что кальки с петроглифами Шереметьево 2 при не вполне ясных обстоятельствах были утрачены, а материалы документирования Сикачи-Аляна имеют ряд существенных недостатков. Поэтому в 1967-1970 годах работы по документированию петроглифов Приамурья были возобновлены. В 1967 г. были документированы петроглифы вновь открытого местонахождения Кия, наскальные изображения были «калькированы» С. Г. Глинским и А. П. Деревянко и сфотографированы Ю. А. Полумисковым. В 1968 г. отрядом ДВАЭ под руководством А. П. Окладникова было выполнено копирование на кальку петроглифов местонахождения Май у стойбища Аури. Одновременно на Шереметьево 2 отряд ДВАЭ в составе М. Я. Роменского и В. А. Тимохина вновь «калькировал» поверхности с петроглифами, восстановив тем самым утраченные материалы съемки 1958 г. Предположительно, к 1967-1968 гг. относятся и схематические зарисовки расположения петроглифов на скальных утесах Шереметьево 1, 2, 3 и Кия.

В 1969 г. возобновились работы по документированию Сикачи-Аляна, где была предпринята сплошная «контрольная съемка изображений и проверка прежних калек». Методы документирования оставались в целом прежними – «калькирование», зарисовка, фотографирование. Предпринималось изготовление контактных копий из гипса, однако метод этот полноценно внедрить не удалось. Было изготовлено небольшое количество копий – известны лишь 5 отливок, которые в настоящее время хранятся в фондах музея-заповедника «Томская писаница». Эстампажей, выполненных в этот период неизвестно, они либо не изготавливались вовсе, либо не сохранились. Для всех местонахождений петроглифов Сикачи-Аляна были выполнены глазомерные и полуинструментальные съемки расположения камней и поверхностей с рисунками и составлены планы.

Примеры прорисовки петроглифов по калькам «контрольной съемки» 1969 года.
А. П. Окладников, 1971 

Материалы документирования 1967-69 гг. послужили основой для монографии А. П. Окладникова «Петроглифы Нижнего Амура», вышедшей в 1971 г. Публикация эта в течение длительного времени считалась исчерпывающей и новых попыток сплошного документирования петроглифов Приамурья в течение следующих 30 лет не предпринималось.

Пример зарисовки скального утеса с петроглифами. Местонахождение Шереметьево 2.
А. П. Окладников, 1971 

Пример глазомерного плана расположения валунов с петроглифами в пойме Амура.
Местонахождение Сикачи-Алян 2.
А. П. Окладников, 1971 

Пример зарисовки валуна с петроглифами художником.
Местонахождение Сикачи-Алян 1.
А. П. Окладников, 1971 

Документирование дальневосточных петроглифов, 2000–2015 гг.

Возобновление исследований петроглифов Приамурья в последние годы XX века было связано c осознанием угрозы уничтожения петроглифов Сикачи-Аляна. В этот период М. И. Горновой был разработан и в 2000 г. реализован проект по сохранению памятника, в рамках которого 4 валуна с петроглифами были перемещены в верхнюю часть поймы. В 2003 г. изучение Сикачи-Аляна было продолжено Е. Г. Дэвлет и А. Р. Ласкиным, подготовившими досье памятника Сикачи-Алян для включения предварительный Список всемирного наследия ЮНЕСКО, при этом, благодаря низкому уровню Амура (–75 см ниже ординара) было обнаружено 12 ранее неизвестных валунов с петроглифами. Тогда же проектным институтом «Хабаровскгражданпроект» была выполнена инструментальная топографическая съемка местонахождений Сикачи-Алян 1, 2 и 3.  

Топографические планы местонахождений петроглифов Сикачи-Алян 1, 2 и 3.
«Хабаровскгражданпроект», 2003 

В 2004 г. в Хабаровске был создан некоммерческий фонд «Историческое наследие Амурского региона», его организаторы А. Бабаев и А. Судаков провели работу по снятию более 20 копий петроглифов при помощи негативных отпечатков из эластичного компаунда на основе силиконовых каучуков. Полученные негативные отпечатки использовались для создания факсимильных копий петроглифов, которые экспонировались в музеях и участвовали в передвижных выставках, одна из них была организована в 2005 г. во время проведения в Москве международной конференции «Мир наскального искусства».  В 2009 г. Е. Г. Дэвлет, Е. Ю. Гиря и А. Р. Ласкин сделали факсимильные копии ряда изображений Сикачи-Аляна и Шереметьево для дальнейшего трасологического изучения, однако на несколько лет экспедиции прервались и возобновились лишь в 2014 г., после катастрофического паводка Амура летом 2013 года.

Внедрение цифровых методов документирования в практику исследований памятников наскального искусства Приамурья началось в 2014-2015 гг. В этот период для документирования камней и поверхностей с петроглифами были впервые применены фотосъемка с выносной вспышкой (И. Ю. Георгиевский), многоугловая теневая фотосъемка, фотограмметрия и фотосъемка с беспилотного летательного аппарата (А. С. Пахунов), определение координат валунов с петроглифами с помощью GPS-навигаторов (А. Р. Ласкин). Эти работы носили преимущественно опытно-экспериментальный характер.   

Комплексное документирование памятников наскального искусства Приамурья современными техническими средствами было предпринято в 2016 г. совместными усилиями Центра палеоискусства ИА РАН (под руководством Е. Г. Дэвлет, с 2018 г. под руководством Е. С. Левановой), Хабаровского краевого центра охраны памятников истории и культуры (А. Р. Ласкин) и Лаборатории RSSDA (Ю. М. Свойский и Е. В. Романенко). Цель этой работы – создание «Корпуса петроглифов Нижнего Амура и Уссури».